66. Государственно-правовые идеи в Ветхом и Новом Заветах: сравнительный анализ.
Одним из выдающихся памятников политико-правовой мысли Древнего Востока, наряду с древнеиндийскими арийскими ведами, древнеегипетскими текстами поучений и речений, вавилонскими и некоторыми другими законами, является Ветхий Завет - древнейшая часть Библии, составляющая около трех четвертей всей книги.
Это – сборник исторических, нравственно-поучительных, церковно-ритуальных, юридиче-ских, мифологических, генеалогических, психологических, лирических и иных текстов, в совокупности объясняющих место и назначение человека, нормы его жизни в мире в соответствии с монотеистическими представлениями древних израильтян.
Философия права Ветхого Завета исходит из того, что первоначально постигнуть основы права, а также разграничить истинное и ложное, справедливое и несправедливое, добро и зло человек сам по себе не может и получает это знание от Бога, либо извне, через запрещенные для него Богом источники знаний. Согласно философии права Ветхого Завета основные идеи, заложенные в систему регуляторов человеческого поведения и первые своды норм, регули-рующих поведение людей, даны человеку свыше. В основе права человека – божественное право, спущенные ему с неба принципы и основные нормы. Здесь проявляется и общая черта древнейших памятников права, наставлений, как правило, содержащих сведения о происхождении их из божественного источника (например, “наставления Ману в дхарме” или “Законы Ману”, “Авеста”, излагающая учение Заратустры и др.). В основе всего в Ветхом Завете – высший, божественный разум, который, однако, для человека “неисследим” (Исаия 40:28). Моисей и народ Израиля заключают союз, договор с Богом. Одна сторона обязуется следовать воле и закону Бога, а другая сторона – вести, защищать и спасти народ, выполняющий договор.
Используемые в Ветхом Завете термины “закон”, “беззаконие”, “беззаконник” имеют слож-ный смысловой состав. В них вкладывается и религиозный и светский смысл. При этом и свет-ский аспект содержания этих терминов также включал религиозный – непосредственно, по-скольку Бог рассматривался как творец, первооснова мира и общества с его нормами и инсти-тутами, - и опосредованно, поскольку божественный закон понимался как основа, главный смысл, цель закона земного. В то же время и закон в религиозном смысле рассматривается в разных аспектах, углубляющих его понимание. Содержание его – слово Бога, правда, истина, справедливость. Но форма его – высказанный Богом закон – формула правды, истины и спра-ведливости. Божественный закон следует укреплять, поддерживать как таковой, как свидетель-ство истины, тем самым, поддерживая и реализуя правду, истину, справедливость. “Господу угодно было, ради правды Своей, возвеличить и прославить закон” (Исаия 42:21). В уста Бога вкладываются слова: “Мною клянусь: из уст Моих исходит правда, слово неизменное…” (Иса-ия 45:23).
В притчах Ветхого Завета проводится мысль, что разум включает в себя и естественную, порождаемую им силу. Он лежит в основе власти царей и установленных ими законов. Этим руководствуются начальники, советники царей и судьи, применяющие законы. В Ветхом Завете фактически различаются три уровня, фиксирующих систему действия права (см.: Притч 8:14-16) – разумные основы власти и права, власть государя и законодательство, правоприменительная власть “начальников” и суд. С другой стороны, здесь фиксируется связь божественного разума и силы, а также определенная обусловленность ими законодательства и власти царей. В то же время не говорится, что начальники и судьи только через власть царей и закон постигают разум. Очевидно, не исключается и непосредственное его постижение судом.
Производность основной нормы (основного принципа) человеческого поведения от Бога преодолевает замкнутость права и нравственности внутрисоциальными, земными, исключи-тельно человеческими интересами, ценностями и ориентирами. Право и нравственность вклю-чаются в систему надчеловеческих, космических ценностей и критериев. Человек и человечество рассматриваются как явления, относящиеся не только к земному существованию и земным законам.
В Ветхом Завете содержатся знаменитые десять заповедей, которые, согласно легенде, были переданы Богом Моисею, - первому еврейскому законодателю. Среди них (кратко): “да не будет у тебя других богов”; “не делай себе кумира”; “не произноси имени Господа, Бога твоего напрасно”; “помни день субботний”; “почитай отца твоего и мать твою”; “не убивай”; “не прелюбодействуй”; “не кради”; “не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего”; “не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего,… ничего, что у ближнего твоего” (см.: Исх 20:1-17). Это – основная норма (соблюдение законов Бога), расщепленная в сознании древних израильтян на несколько составляющих ее элементов, рассчитанных на последующую адаптацию к конкретным жизненным ситуациям в условиях различных сочетаний общественных отношений и соответствующей комбинации норм, задающих программу поведения. Эти правила выступают как система норм второго уровня (после основной нормы), на которых должна строиться жизнь человека в обществе. Законодательство, излагаемое в Ветхом Завете детализирует эти требования к наиболее типичным случаям (с определенными дополнениями), превращая несколько заповедей в разветвленную систему координированных между собой охраняемых норм следующих уровней.
В священных книгах древних иудеев записан и свод юридических норм, которыми руково-дствовался суд при разрешении различных дел, споров. По преданию свод юридических норм также был передан Моисею Богом после открытия ему десяти заповедей как основы права и нравственности. В ветхозаветном законодательстве, отраженном в Библии проводятся идеи эквивалентности наказания совершенному преступлению, во многих случаях тождества масштабов преступления (с учетом вины) и наказания (“глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу” (Исх 21:24); “обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб” (Исх 21:25); “душу за душу” (Исх 21:23) если совершено умышленное убийство, смерть за похищение человека для продажи и т.д. (Исх 21:12,16; Лев 24:17). Допускалась кровная месть (Чис 35:19). В литературе этот принцип еще именуется “принципом равного возмездия (ответной справедливости)” [15, с.137] или “законом расплаты” [16, с.22].
В Ветхом Завете признается сочетание индивидуальной ответственности человека и кол-лективной ответственности людей, племен и народов. По земным юридическим нормам доми-нирует индивидуальная ответственность, а перед Богом, - индивидуальная ответственность со-четается с коллективной. В некоторых случаях коллективная ответственность может погло-щать, предопределять индивидуальную ответственность (например, при наказании Богом горо-дов, народов, суде над племенами и народами и т.д.). Однако, не исключается, а наоборот, под-черкивается принцип индивидуальной ответственности, что проводится и как индивидуальная ответственность во время перманентного и финального божественного суда над всем человече-ством и каждым человеком, и как общий принцип поведения в земной жизни. И как возмож-ность освобождения от наказания больших социальных групп, если среди них окажутся пра-ведники. Тем не менее, каждый должен все взвесить и поступать по совести и справедливости, по закону, поскольку ему, в конечном счете, все равно придется предстать перед судом Бога. Не следует ориентироваться в своих действиях лишь на большинство, искать оправдания в действиях большинства. Ветхий Завет учит: будь справедлив, “не следуй за большинством на зло и не решай тяжбы, отступая по большинству от правды” (Исх 23:2).
Ветхий Завет в целом ориентирует на терпимость, признание существующих реалий, под-чинение воли начальства, судей. Причем даже в мыслях не рекомендуется им противиться, их осуждать. “Судей не злословь и начальника в народе твоем не поноси” (Исх 22:28).
В отношении к мятежникам заметен менее бунтарский характер Ветхого Завета по сравне-нию с более радикальными и более критическими идеями Нового Завета.
В рамках Ветхозаветной морали нет чёткого запрета на «Смертный грех» - обман. Ложь за-прещена только при даче свидетельских показаний. Даже Бог обманывает свои только что соз-данные творения говоря, что они умрут, отведав плод с «Древа Познания Добра и Зла». Хотя на самом деле просто боится того, что если люди съедят плод ещё и с «Древа Жизни» - то станут такими же могущественными. Да и различные персонажи многократно лгут ради спасения собственной жизни без всякого наказания со стороны всевышнего.
И вообще. Ветхий Завет оставляет гораздо больше свободы для своих последователей, раз-решая им защищаться, не заниматься аскетическими самоистязаниями во время болезней, об-суждать священное писание и сражаться со своими врагами без лицемерной «любви».
Новый Завет больше подходит для людей слабых, или находящихся в положении слабых. Он распространялся поначалу (в первую очередь) в среде тех, кто не мог сам охранить себя от жизненных препятствий (рабов, нищих и т.п.), именно поэтому он перекладывает обязанность возмездия на высшие силы, оставляя на долю верующих «злорадную любовь».